СПЕЦПРОЕКТ
Каратэ-пацаны…
и девочки.
Как в России растут
будущие чемпионы
«Советский спорт»
побывал в детском центре боевых
искусств «Альфа-БУДО».
Обычный московский спальный район. Ближе к шоссе — многоэтажные жилые дома, за которыми скрываются непривычные трехэтажные многоквартирки на несколько подъездов. Благодаря такой застройке во дворах нет транспортного апокалипсиса, видно небо, много зелени.

Между этих трех-четырехэтажных строений затерялся просторный одноэтажный спортивный комплекс. На фасаде красуется огромный баннер — «Каратэ — Олимпийский вид спорта». Действительно — на Олимпийских играх 2020 года в каратэ будет разыграно большое количество медалей.

Над парадной дверью спортивного комплекса — другая надпись красными буквами «Альфа-БУДО». Это — детский центр боевых искусств. За дверью — короткая лестница, практически полностью заставленная детской обувью — вход в центр только в сменной обуви или в бахилах.

За лестницей — коридор. По левую руку стоят многочисленные кубки, выигранные на соревнованиях воспитанниками центра. Вдоль стен — скамейки, на которых сидят родители, бабушки и дедушки, которые на двух мониторах наблюдают за занимающимися детишками. По правую руку — большой плакат, рассказывающий о специальном подразделении «Альфа».

Плакат и название клуба — не случайное совпадение. Центр был открыт, благодаря ветеранам специального подразделения. Его президент — ветеран и вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», обладатель черного пояса по каратэ Василий Верещак.
— Благодаря каратэ я пришел в «Альфу» и являюсь тем, кто я есть сейчас. Я счастлив, что попал в это подразделение. И, наверное, за это я должен отблагодарить судьбу. Поэтому я занимаюсь и раскручиваю этот вид спорта. И дальше буду в это дело вкладывать силы, деньги, внимание, время.

— Как появилась идея создать свой центр боевых искусств?
— У меня была секция — я тренировал 17 лет. Тренировал всех желающих — и взрослых, и детей. Когда пришел в «Альфу», я сохранил эту секцию и продолжил тренировать. А этот детский центр мы основали уже после моего ухода из подразделения.

— Вы — каратист, но у вас в детском центре боевых искусств занимаются не только каратэ, но даже капоэйрой…
— Идея этого центра — увести детей с улиц. Нравится каратэ — занимайся каратэ. Нравится дзюдо — занимайся дзюдо. Хочешь заниматься капоэйрой — занимайся капоэйрой. Так появился многоцелевой детский центр боевых искусств.
— Как удается держать такой демократичный ценник?
— Я вам расскажу, как мы нашли это помещение. Вы сразу поймете, почему ценник такой, что могут заниматься дети из дворов, а не только из «Мерседесов». Вместе со мной был инструктор — мы еще в Центральной школе каратэ тренировались. Он стал состоятельным человеком. Потом решил купить зал и отдать его детям.
Мы очень долго искали помещение. Легко было найти место в промзоне, но как там дети будут заниматься? Как они будут туда добираться? В итоге удалось найти что-то подходящее в Марьино. Этот зал был заброшен, разморожен, в судах каких-то. Мой товарищ его купил, отремонтировал — вложил порядка миллиона долларов на тот момент. Сделал все это и отдал нам.

— Просто подарил?
— Нет, дарственную никто не оформлял. Помещение до сих пор принадлежит ему. Он сейчас тоже в списке учредителей, контролирует процесс, но на этом не зарабатывает. Главное условие — чтобы дети были при деле и тренировались. Не знаю больше подобной истории. Все сидят на арендованных залах и только у нас — свой зал.

— Прибыль приносит?
— Я сейчас от зала ничего не получаю. На детях со дворов заработать нельзя. Мы балансируем на грани, чтобы оплачивать налоги, коммунальные услуги.
— Ветераны «Альфы» среди учредителей, «Альфа» — в названии, плакат с «Альфой» на стене в коридоре. Вы как-то направляете детей в эту сторону?
— Навязывать это нельзя. Это как в православии. Нельзя навязывать человеку свою веру. Это наоборот вызывает сопротивление. Вот рассказывать о православии надо. Каждый человек должен знать об исламе, православии, иудаизме. Для ребенка главное вырасти физически и морально здоровым. Сейчас идет война за молодежь. Ее раздергивают разными соблазнами. Мы, со своей стороны, должны сражаться за нее хорошими методами. Нужно не загонять ребят на тренировки, а предлагать им идти в зал. Плохое вытеснять надо, а не запрещать.
«Альфа» — это подразделение, на котором можно и нужно воспитывать — они же герои. Можно было «лечь» под японцев, под «Тойоту», например, как многие это делали. Они бы деньги давали и на этом все. Но нашим учредителем стала Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», поэтому, кроме каратэ, которое дает многое, мы стараемся воспитывать детей на именах наших героев, а это уже и патриотическое воспитание.
О воспитанниках, тренерах и о самом клубе еще больше рассказал исполнительный директор детского центра боевых искусств «Альфа-Будо» Андрей Сергеев, сам заслуженный тренер России и обладатель черного пояса по каратэ.
— Здесь у нас занимаются детишки от трех лет. Мы, конечно, в первую очередь берем тех малышей, которые проявляют к занятиям интерес. Если они не подходят под какие-то параметры — просим прийти через год. Самый возрастной наш спортсмен — порядка 25 лет.

У нас есть группа инвалидов по слуху — там у нас вообще одни чемпионы. В центре тренируется около 220 человек. С филиалами — порядка 400−450. Здесь преподают традиционное каратэ и спортивное каратэ.

Традиционное — для всех желающих. Спортивное — для тех, кто начинает показывать достижения и хочет заниматься спортом. Они тренируются — 4−5 раз в неделю, все остальные — 2−3 раза в неделю.

— Расскажите о тренерах. Кто преподает у вас в детском центре?
— Самый опытный тренер — Роман Степин — один из пионеров нашего советского каратэ. Он — человек с огромным стажем — больше тридцати лет преподавания. У него — самая многочисленная группа. Дальше идут молодые тренеры — бывшие и действующие спортсмены. Все тренеры четко работают по программе, которая нацелена на получение результата. У нас в команде тренеров есть девушка — Виктория Фролова. Она — тоже действующая спортсменка. Сейчас она готовится к чемпионату Европы, который будет проходить в мае в Турции. Вика с нами с самого момента основания клуба — пришла совсем ребенком, теперь ей 24 года, и она едет на чемпионат Европы.

Андрей Валентинович ведет нас в зал. Одно пространство разделено перегородкой на два помещения — в каждом занимается отдельная группа. В первом тот самый Роман Степин ведет занятие по традиционному каратэ. В соседнем — обладатель черного пояса Фариг Аркиванлы, занявший накануне третье место на крупном турнире в Казани, готовит детей к экзамену.
Из толпы мальчиков выделяется девочка с оранжевым поясом. Она занимается отдельно. Фариг работает с группой парней с желтыми и белыми поясами. Когда девочка начинает выполнять ката («комплекс приемов ведения поединка с воображаемым противником или группой противников». Набор движений имитирующих бой в ограниченном пространстве) захватывает дух. Движения четкие, хлесткие, взгляд сосредоточен — настоящее чудо.
Да и вообще дети, обычные шести-семилетние мальчики, которые как правило бегают, орут и того и гляди набедокурят, смирно сидят в своих идеально выглаженных кимоно — ждут слова сэнсэя.

— Эти дети и в обычной жизни сдержанные, дисциплинированные, послушные, но могут дать отпор, — объясняет Андрей Сергеев.

После занятия подходим к Роману Степину, спрашиваем, как удается так «построить» детей? Неужели дело в философии каратэ. А оказывается — никакой философии и нет.
— Я с головой ребенка работаю, чтобы были люди нормальные, адекватные, чтобы они понимали, для чего они занимаются каратэ и для чего им это нужно. Они уже понимают, что должны защищать своих родных и близких, тех, кого обижают.
К тому же, ребята должны понимать, что, если они неосторожно нанесут кому-нибудь удар, может случиться травма. Поэтому мы стараемся воспитывать нормальных людей.
Я с ребятами мы всегда разговариваю на темы морали, человеколюбия. Не упускаю шанса лишний раз обозначить, что-то, чем они занимаются — очень серьезно и опасно, учу их относиться ко всему с вниманием и гуманностью.

— Стандартный стереотип — вы учите драться…
— Каратэ — это не драка, а искусство. Этим на Окинаве занимаются более тысячи лет. Ведь каратэ не только самооборона — это еще и здоровье. Почему на Окинаве люди живут более ста лет? Конечно, не только благодаря каратэ — у них еще и экология хорошая, но и благодаря физическим занятиям. Я сам видел стариков по 95 лет, делающих ката, прекрасно гнущихся, прекрасно тянущихся, в здравом уме — у них ничего не болит, не беспокоит — все благодаря каратэ.

— Что в каратэ важнее: кубки и медали или пояса и звания? Или что-то еще?

— Я занимаюсь традиционным каратэ — не спортом. У нас в центре внимания — тело человека, а оно должно быть жестким, крепким, сильным. Руки и ноги должны быть, как оружие — закаленными, умеющими пробивать разные предметы. Удар должен быть мощным — должно быть достаточно одного движения, чтобы противник не захотел больше спарринговать или драться.
Я преподаю то каратэ, которое было на Окинаве. Главное — не даны, а знания и умения. Те мастера, которые прославили Окинаву и о которых сейчас ходят легенды, не обладали данами. Они просто занимались в обыкновенной одежде. Я стараюсь походить на них — меньше данов, больше знаний и умений.

— Неужели можно совершенствоваться бесконечно?
— Каратэ — это такой большой пласт… Конца не бывает — можно учиться бесконечно. Не бывает самого сильного или самого быстрого удара. Всегда можно ударить еще сильнее, еще быстрее. Не бывает самых хитрых движений — всегда есть еще хитрее. Я, например, до сих пор езжу на Окинаву к своему сэнсэю.

Справа от нас уже выстроилась в ряд очередная группа детишек лет 10−12-ти. Роману Петровичу пора начинать очередное занятие — готовить хороших людей, которые в случае чего могут постоять за себя.
Locally grown grape is cheap and very juicy
Made on
Tilda